Решение Проблемы Адвокатской Деятельности

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 110-86-37
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 366

Современные проблемы адвокатуры России :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Актуальность темы исследования. Адвокатура как самостоятельный, независимый институт, всегда была одним из важнейших показателей развития общества, то есть фактором не только юридическим, но и социальным, политическим, культурным. В е годы XX века в России произошли серьезные изменения, затронувшие, в том числе, и адвокатуру. Конституция Российской Федерации закрепила, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, которые неотчуждаемы и принадлежат ему с рождения. Провозгласив данные положения, государство взяло на себя обязанность их обеспечить, а адвокатура призвана помочь ему в этом нелегком деле.

Пожалуйста, укажите корректный адрес электронной почты.

Кроме того, его принятие будет способствовать развитию сельской местности на территории России, что является немаловажным моментом на фоне сегодняшней урбанизации, то есть процесса роста городов, в связи с чем повышения удельного веса городского населения, возрастания роли городов во всех сферах жизни общества и преобладание городского образа жизни над сельским на всей территории страны. Законопроект направлен на установление новеллы, которая позволит обеспечить и защитить права и интересы вкладчиков, оказавшихся жертвами недобросовестных кредитных организаций, которые не включили указанных вкладчиков - физических лиц в реестр вкладчиков по различным причинам.

Проблемы и трудности в адвокатской деятельности (Калинкина Л.Д.)

Сегодня мы поговорим о правах и проблемах российских адвокатов, о той достаточно напряженной атмосфере, которая сложилась вокруг российской адвокатуры в последнее время в стране, о взаимодействии адвокатов с представителями судейского сообщества, правоохранительных органов и о многом другом. Евгений Васильевич, мой первый вопрос. Для начала я хотел бы вас попросить, чтобы слушателям было понятно, немножко рассказать о Федеральной палате адвокатов России, президентом которой вы являетесь, о том, чем она занимается, кого объединяет и для чего была образована.

Евгений Семеняко: Спасибо, Виктор, за вопрос. Я очень рад возможности представить слушателям Радио Свобода информацию о нашем профессиональном сообществе. Итак, Федеральная палата адвокатов объединяет всех адвокатов Российской Федерации, а это около 60 тысяч профессионалов-защитников, и не только по уголовным делам, но и адвокатов, которые работают в области гражданского права, предпринимательского — практически во всех современных отраслях правоприменения. В России существуют 88 субъектов Российской Федерации, в каждом таком субъекте Российской Федерации, например в Санкт-Петербурге, есть адвокаты.

Например, в Санкт-Петербурге нас около 4 тысяч человек, мы все вместе составляем Адвокатскую палату Санкт-Петербурга. Так вот, все Адвокатские палаты субъектов Российской Федерации вместе составляют Федеральную палату адвокатов. Федеральная палата адвокатов имеет Совет Федеральной палаты. Работу Совета организует президент Федеральной палаты адвокатов.

Задача Федеральной палаты заключается в том, чтобы, во-первых, вырабатывать единые профессиональные и этические стандарты нашей профессии адвокатской, во-вторых, представлять адвокатское сообщество в отношениях с федеральными органами, прежде всего законодательной и исполнительной власти, судебной, прокурорского надзора, со следственной властью и с самыми различными правоохранительными структурами.

За то время, что существует Федеральная палата адвокатов, а это немногим более трех лет, хочется надеяться, и я думаю, что для такой надежды есть все основания, что Федеральная палата адвокатов вполне стала, так скажем, заметной организацией на федеральном уровне. У нас существуют вполне рабочие контакты с органами власти, существуют такие контакты с общественными организациями, с объединениями юристов, например, с Ассоциацией юристов России и так далее.

Мне кажется, что наш потенциал нам дает возможность и дальше развиваться не только как правовому институту в России, институту правозащиты, но и одновременно становиться все в большей и большей степени еще и институтом гражданского общества. Кстати, об этом прямо сказано в нашем законе об адвокатской деятельности. Виктор Резунков: Евгений Васильевич, скажите, 60 тысяч адвокатов на миллионов россиян — это, по-моему, очень и очень мало.

Даже по европейским нормам. А я знаю, что в Германии, например, по-моему, там даже больше адвокатов, чем в России. Евгений Семеняко: Вы знаете, когда отвечаешь на такой вопрос, то всегда хочется сказать и лишний раз хочется напомнить, что много или мало — это всегда очень относительно или это всегда очень одновременно конкретно.

В России, если иметь в виду численность населения российского, то вроде бы получается маловато адвокатов. А если иметь в виду реальную, скажем так, задействованность адвокатов, то у нас есть немало адвокатов, а особенно в таких регионах, которые принято называть российской глубинкой, когда многие адвокаты просто остались без работы.

Дело в том, что ведь адвокатура или адвокаты — это такая профессия, это такой специалист, который должен быть востребован. И если к тебе не обращаются люди, если ты не работаешь по своей прямой профессии, значит, наверное, трудно себя считать адвокатом-профессионалом.

Ну а человек-то может обратиться к адвокатским услугам тогда, когда у него есть возможности, в том числе и, может быть, прежде всего материальная возможность. Вот с этой точки зрения, я думаю, сегодня никаких препятствий для того, чтобы желающие посвятить себя адвокатской деятельности попробовали себя на этом поприще, никаких препятствий непреодолимых нет. И если сегодня у нас, скажем, 60 тысяч адвокатов, то, видимо, на сегодняшний день это и есть та цифра, которая соответствует реальным запросам.

Хотя, конечно, я знаю немало случаев, немало мест, где притом, что где-то адвокатов, например, как в Москве или в Санкт-Петербурге, иногда даже оказывается больше, чем вроде бы нужно, но в других местах их недостаточно. Виктор Резунков: Давайте дадим возможность слушателю задать вопрос. Владимир Николаевич из Петербурга, здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте. Вот что значит — наши советские, российские адвокаты. Они мне сказали, что с нашим правительством бороться бесполезно. А у меня вот какой вопрос.

Вот советская власть, армия лишили меня 31 года военной пенсии. А спустя 31 год они признали ошибку. Виктор Резунков: Вопрос понятен. Вы хотите узнать, можно ли вернуть пенсию?

Слушатель: И я обратился, чтобы мне компенсировали. Евгений Семеняко: Владимир Николаевич, я понял вопрос. Я все-таки думаю, что едва ли вы обратились ко всем российским адвокатам.

Наверное, это было бы просто не очень реально. А вот те адвокаты, с которыми вы общались, если кто-то из них сказал, что бороться в России за права бессмысленно, бороться с правительством бессмысленно, если оно допускает какие-то нарушения, я думаю, что это все-таки были не вполне настоящие, так сказать, адвокаты-профессионалы.

Потому что главное назначение адвоката и его главная задача — это как раз при наличии правовой позиции, при наличии минимальных возможностей для того, чтобы помочь человеку отстоять свои права, свои свободы, обязательно ему в этом помочь.

Я просто надеюсь, что вы обратитесь и к таким людям, к таким моим коллегам, которые смогут вам оказать настоящую помощь. Удачи вам! Виктор Резунков: Евгений Васильевич, если говорить в целом о ситуации в стране за последние, скажем, три года, что вы можете сказать, больше или меньше стало фактов нарушения профессиональных прав адвокатов? Какие права наиболее часто нарушаются и кем? Я даже знаю, что у вас в Федеральной палате адвокатов существует Комитет защиты прав адвокатов.

Евгений Семеняко: Вы знаете, тут, видимо, надо сделать некоторое отступление, маленькую реплику сделать. Дело в том, что наш российский закон об адвокатуре, пожалуй, один из немногих в Европе, а может быть, и не только в Европе, содержит специальные нормы, которые гарантируют адвокату осуществление его профессиональных полномочий.

То есть гарантирует адвокату полноценную профессиональную работу. Сказать, что во всех случаях эти нормы, например, такое положение, как профессиональная тайна адвоката, что они во всех случаях и всегда выполняются и соблюдаются, ну, было бы, мягко говоря, преувеличением. К сожалению, по-прежнему сохраняется еще с советского периода практика, когда, так или иначе, следственная власть пытается адвоката по возможности, скажем так, оттеснить на обочину расследования дела. Любые попытки адвоката воспользоваться правом на собирание информации доказательственной воспринимаются чуть ли не как притязание на некое параллельное расследование и так далее.

Нередко конфликты возникают из-за того, что адвокаты ведут себя не вполне профессионально в тех или иных конкретных делах. Поскольку эта проблема реально существует, то вот мы и посчитали необходимым в Федеральной палате адвокатов создать специальную комиссию, которая, во-первых, обобщает такого рода случаи, вырабатывает рекомендации. У нас, кстати, есть и решение Совета Федеральной палаты адвокатов, в котором содержатся рекомендации по тому, как в каких-то наиболее, скажем, типовых ситуациях, когда есть угроза нарушения прав адвоката, как адвокату надлежит действовать, каковы в этом случае должны быть действия Адвокатской палаты региональной, Федеральной палаты адвокатов.

Дело в том, что сама профессия адвоката, сама деятельность адвокатская, сама деятельность адвоката в уголовном процессе - а я говорю об уголовном процессе, потому что здесь наиболее конфликтная ситуация, - она уже предполагает противостояние: с одной стороны защита, с другой стороны обвинение.

И здесь очень важно, чтобы этот конфликт, так или иначе, происходил или выяснение отношений происходило все-таки в рамках закона, в рамках, как иногда выражаются, правового поля. Мы хотели бы все-таки добиться такого положения вещей и такого порядка, при котором и представители защиты, и представители обвинения не выходили бы за рамки этого правового поля, не выходили за рамки закона, и таким образом, решения принимались бы в ситуации, когда ни одна из сторон, что называется, не прибегала бы к недозволенным, недостойным приемам.

А сказать, что сегодня нарушения прав адвокатов приняли какой-то наиболее массовый или наиболее частый характер, ну, статистика, которой мы располагаем, она поводов для такого рода утверждений не дает. Тем более что только лишь с созданием Федеральной палаты адвокатов мы вообще стали в масштабах всей страны как-то эту практику обобщать. Тем не менее, приходится признавать, что эти случаи отнюдь не единичны. Кстати сказать, вот Федеральная палата адвокатов в каждом конкретном случае, обобщая некоторые факты, мы направляем соответствующие представления в Генеральную прокуратуру.

И надо сказать, что Генеральная прокуратура на такие наши представления реагирует достаточно оперативно. У нас есть такие факты, когда по нашим представлениям возбуждались в отношении, скажем, следователей, допустивших нарушения процессуального закона, дисциплинарные производства.

В некоторых случаях это закончилось тем, что такие следователи даже отстранялись от работы. Так что определенные подвижки в этой области есть. Я бы вот о чем хотел сказать. Все-таки поскольку я считаю себя, прежде всего, адвокатом, а только потом уже президентом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и Федеральной палаты адвокатов, я убежден в том, что настоящий адвокат, настоящий профессионал едва ли попадает в ситуацию, когда он вынужден защищать самого себя.

Все-таки адвокат участвует в уголовном деле для того, чтобы защищать интересы своего доверителя, а не свою собственную персону. И требование профессионализма предполагает, что ты действуешь таким образом, чтобы не причинить вреда своему доверителю. Любой конфликт адвоката с представителем следственной власти, мне кажется, он не на пользу делу, не на пользу, так сказать, чаще всего тому, чьи интересы ты представляешь в конкретном деле.

Вот так можно было бы ответить на этот вопрос. Виктор Резунков: Хорошо. Давайте послушаем вопросы слушателей. Игорь из Москвы, пожалуйста.

Добрый день. Слушатель: Добрый день. У меня профессиональный вопрос к вашему уважаемому гостю. Хотя я сам не адвокат, но профессиональный юрист. Мне кажется, адвокатура не изменилась со времен советской власти. И более того, в основном сейчас адвокаты занимаются уголовными делами. Не пора ли Федеральной палате адвокатов подумать о введении какой-либо специализации адвокатов? Например, известно, что в Англии есть деление на солиситоров и барристеров , которые ведут дела в суде или которые не ведут дел в суде.

И также есть разделение, конечно, и по специализации. Те, которые занимаются в основном, например, гражданскими делами, корпоративными и уголовными делами. Не пора ли подумать и о введении специализации в адвокатуре? Евгений Семеняко: Коллега, спасибо вам за очень интересный вопрос.

Но должен вам сказать, что у вас все-таки несколько устаревшая информация о ситуации в адвокатуре на сегодняшний день. Дело в том, что даже если взять Санкт-Петербург, Москву, то сегодня адвокаты, которые ведут исключительно уголовные дела, так называемые адвокаты-криминалисты, они составляют, в лучшем случае, процентов У нас сегодня уже довольно значительная прослойка образовалась в адвокатуре адвокатов, которые ведут дела исключительно в Арбитражных судах, специализируются на ведении гражданских дел.

Довольно многочисленна группа адвокатов, которые ведут Так что определенная специализация, дифференциация предмета деятельности в рамках самого сообщества давно уже не только наметилась, но, по сути, развивается очень энергично. Что касается специализации в том виде, как она существует, допустим, у английских адвокатов, я думаю, что едва ли целесообразно прямое заимствование этой системы для России.

Это, скажем так, не вполне отвечает и нынешней ситуации, да и не отвечает нашей правовой традиции. Но сами Адвокатские палаты, я думаю, могут более энергично заниматься вопросами специализации адвокатской деятельности. Виктор Резунков: Звонок из Германии.

Вы точно человек?

Утверждение норм адвокатской этики в повседневной практике — процесс сложный и длительный. Этические нормы эффективны только тогда, когда становятся внутренним законом для каждого посвятившего себя адвокатуре. Споры об адвокатской этике восходят к временам становления самой адвокатуры. Бойкова посвящена этой вечной теме и имеет прямое отношение к ожидаемому пересмотру Кодекса профессиональной этики адвоката.

Права и проблемы российских адвокатов

Rus Eng. Назад Полемика Мнения Интервью Дискуссии. Назад Обучение Обучающие мероприятия Новости об учебе Вебинары Документы по повышению квалификации Образовательные учреждения Обучающие сервисы Выучиться на адвоката. Назад Гражданам Бесплатная юридическая помощь Правовое просвещение Реестр адвокатов. Назад Литература Электронная библиотека русскоязычной литературы Каталог литературы.

Электронная библиотека русскоязычной литературы

Сегодня мы поговорим о правах и проблемах российских адвокатов, о той достаточно напряженной атмосфере, которая сложилась вокруг российской адвокатуры в последнее время в стране, о взаимодействии адвокатов с представителями судейского сообщества, правоохранительных органов и о многом другом. Евгений Васильевич, мой первый вопрос. Для начала я хотел бы вас попросить, чтобы слушателям было понятно, немножко рассказать о Федеральной палате адвокатов России, президентом которой вы являетесь, о том, чем она занимается, кого объединяет и для чего была образована. Евгений Семеняко: Спасибо, Виктор, за вопрос. Я очень рад возможности представить слушателям Радио Свобода информацию о нашем профессиональном сообществе. Итак, Федеральная палата адвокатов объединяет всех адвокатов Российской Федерации, а это около 60 тысяч профессионалов-защитников, и не только по уголовным делам, но и адвокатов, которые работают в области гражданского права, предпринимательского — практически во всех современных отраслях правоприменения. В России существуют 88 субъектов Российской Федерации, в каждом таком субъекте Российской Федерации, например в Санкт-Петербурге, есть адвокаты. Например, в Санкт-Петербурге нас около 4 тысяч человек, мы все вместе составляем Адвокатскую палату Санкт-Петербурга. Так вот, все Адвокатские палаты субъектов Российской Федерации вместе составляют Федеральную палату адвокатов. Федеральная палата адвокатов имеет Совет Федеральной палаты.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Финансовые основы адвокатской деятельности

.

.

.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 4
  1. Ева

    Посыл один.живи в ладах с Законом)!

  2. aperrizo

    Нефиг бухать за рулём, а пьяных рецидивистов надо сажать без разговоров.

  3. Леокадия

    Куплю для своей старушки свежего донора, Audy A6 мотор 1,8 TI КПП обязательно ручная,салон кожа,цвет и состояние кузова разницы не имеет.Цена 500$! Теперь блягеры на А 6 поулыбайтесь с моей Audi 100 C3.

  4. bulcomploo

    Ментам о прибавка к зарплате. Самоокупаемость

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных